Павел Подкладов о спектакле «Мещане. Попытка прочтения» на фестивале «Мелиховская весна-2018»

Предпоследний день фестиваля, равно как и все остальные его дни, преподнес зрителям сюрпризы. Днем на сцену «Театрального двора» вышли ТОМики. Так многие театральные люди с любовью называют студентов-выпускников нынешнего года Мастерской П.О. Хомского и С.А. Голомазова в РАТИ — ГИТИС. ТОМиками их величают потому, что, даст Бог, они после окончания академии вольются в ряды Творческого объединения мастерских Голомазова, носящего краткое и звучное название ТОМ. Воспитанники замечательного режиссера, худрука Театра на Малой Бронной заслуженного деятеля искусств РФ Сергея Голомазова уже в третий раз оказались на фестивале в Мелихове.

66

Эти «молодые, да ранние» ТОМики освоили в качестве дипломных работ несколько совершенно разных по сути и по форме спектаклей. В том числе такую громадину, как горьковские «Мещане». Спектакль был назван достаточно скромно, но по существу: «Мещане. Попытка прочтения». И, действительно, студенты, не претендуя на законченность своего сценического сочинения, как бы прикасаются к грандиозной пьесе М. Горького. Их спектакль порой даже походил на застольный разбор пьесы. Недаром на огромном столе, становящимся главной деталью сценографии, постоянно присутствует непременный атрибут репетиций — пластиковые бутылки с водой. И, конечно, несколько экземпляров текста пьесы, к которому они то и дело обращаются и даже читают его по ходу спектакля вслух.

67

Кстати, за две недели до начала Мелиховского фестиваля были опубликованы итоги престижного Международного фестиваля «Твой шанс», на котором этот спектакль стал лауреатом Гран-при как лучший выпускной спектакль театрального сезона. Это, конечно, приятно, премии — штука важная. Но гораздо важнее то, что спектакль для многих стал откровением. И в плане раскрытия каких-то пластов пьесы, казавшейся изученной вдоль и поперек. Выяснилось, что пьеса оказалась «живее всех живых» и может дать сто очков вперед любому современному остросоциальному опусу. Потому что, перефразируя песню Владимира Семеновича Высоцкого, она про всех про нас, какие к черту «примерные мещане начала прошлого века»?! Поэтому-то герои спектакля Сергея Голомазва носят свои джинсы, футболки, яркие современные кофточки, модные платья и кроссовки без всякой претензии на желание осовременить классику и воспринимаются абсолютно органично. И играют молодые актеры не про далеких от них мещан, нахлебников, «прогрессивных рабочих» и забитых бедняков, а про самих себя!

68

Во-вторых, — это острый, сочный, яркий игровой театр. Сергей Голомазов создал страстное, пронзительное и, несмотря на кажущуюся реалистичность происходящих событий, загадочное, напрочь лишенное быта действо, поворачивающее твои «глаза зрачками в душу». Оно — о странном и страшном погруженном во мрак доме, в котором каждый третий — враг. В нем водятся и зловещие старухи-кликуши, и раскрашенные ведьмочки-соблазнительницы, и Иванушки-дурачки, и даже скалящие зубы язвительные бесы, прикидывающиеся почтенными церковными певчими, etc. Но, при этом, спектакль Голомазова легок, ироничен и остроумен. Необычность режиссерского решения спектакля не только не затмила главные смыслы и посылы горьковской пьесы, но лишь усилила и усугубила их значимость и актуальность.

69

Приходилось слышать ностальгические возгласы по поводу великого спектакля Георгия Товстоногова с грандиозным Евгением Лебедевым в роли Бессеменова. Вот-де, это был истинный «собиратель» и радетель семейных устоев. А юный Бессеменов Ильи Антоненко — это какой-то современный паренек с налетом уголовщины. Из тех, кого в 90-е годы было принято называть «серьезными людьми». Но, при этом, какой-то неприкаянный и даже юродивый. Отвечу просто: такой уж век на дворе, нынче бал правят именно такие жесткие парни с холодноватыми глазами. Хотя справедливости ради надо сказать, что в этом неожиданном и ошеломительном Бессеменове тоже есть глубоко скрытая тоска по счастью и семейному единству. И страшное разочарование тем, что всё идет не по установленному им распорядку.

70

70a

То же можно сказать и о других героях спектакля. Это — абсолютно сегодняшние люди, ничуть не похожие на мещан начала прошлого века. И, при этом, помыслы и чувства горьковских героев оказались созвучными вибрациям их душ и умов. Увы, в этой заметке нет возможности назвать всех актеров, но не могу особо не отметить глубоко трагическую роль обреченной дочери Бессеменова Татьяны, сыгранную «на разрыв аорты» актрисой Дарьей Петровой. Марика Шмуксте в роли жены Бессеменова Акулины Ивановны поразила ощущением неизбывного ужаса и безысходности своего существования. Порой она даже казалась пришелицей из другого мира, не понимающей того, что происходит в бессеменовском мире. И милый прибалтийский акцент лишь подчеркивал ее отъединённость и «инопланетность». Блистательного сыграл своего гротескового, униженного, но не сломленного Перчихина Никита Кологривый.

71

72

73

Беру на себя смелость утверждать, что питомцы профессора Сергея Голомазова и его коллеги, помощницы и музы — уникального педагога и актрисы, заслуженной артистки Армении и России Веры Бабичевой — в этот вечер, как до них и все остальные участники фестиваля, были воодушевлены атмосферой дивной усадьбы Чехова. Надеюсь, что выпускники их Мастерской скоро станут актерами хороших театров и одновременно органично вольются в состав ТОМа, который еще не раз станет гостем Мелихова.

74

Яндекс.Метрика